Маргарита Геннадьевна Котомцева

 

 

Котомцева Маргарита Геннадьевна – поэтесса, член Союза писателей России, художник, автор и исполнитель песен, лауреат премии им. Грина, им. Горького, им. поэта-фронтовика О. Любовикова, им. Н. Заболоцкого.

На 1-м Всероссийском слёте сельских женщин деятельность Маргариты Геннадьевны отмечена медалью «За сохранение и развитие села» (февраль 1998 года).

Решением районной Думы (2001 год) занесена в Книгу Почёта Богородского района за долголетний и добросовестный труд.

 

С творчеством поэтессы Маргариты Геннадьевны Котомцевой богородчане хорошо знакомы. Ее знают, ценят и любят. Маргарита Геннадьевна – явление уникальное для Богородского района. Она, как жемчужина в неброской оправе, уникальна всем: и своими стихами, и рисунками, и учениками – гармонистами, и песнями. Маргарита Геннадьевна – просто замечательный поэт – бард, да к тому же наш вятский, богородский. И это удивительно! Песни ее волнуют сердце, заставляют его нежно грустить и улыбаться, страдать и плакать. Они возвышают человеческую душу, делают ее тоньше, щедрее. Стихи ее мудры, искренни, талантливы.

 

Маргарита Геннадьевна родилась 1 января 1949 году в деревне Мырмыг Богородского района Кировской области в семье крестьянин Котомцевых: Геннадия Николаевича и Елизаветы Дмитриевны. Окончила Ошланскую среднюю школу. В юности ее привлекали и музыка, и живопись, и стихи, поэтому она окончила курсы баянистов, и заочно факультет станковой живописи и графики народного Университета искусств им. Крупской в Москве.

В настоящее время живет и работает на своей малой родине, в деревне Таранки.

Первые публикации её стихов были в районных газетах, позже в «Комсомольском племени» и «Кировской правде». С 1979 года Маргарита Геннадьевна серьезно начала заниматься поэзией. Подборки её стихов публикуются в коллективном сборнике «Встречи», в журналах «Волга», «Уральский следопыт», «Смена», в москов­ских коллективных альманахах «Весенние голоса» и «Поэзия». Маргарита Геннадьевна представляла молодых кировских поэтов.

 

Первый сборник поэтессы «Черёмуховый ветер», написанный в 1985 году, привлёк внимание читателей и критики, был признан лучшей книгой молодого автора за 1985 год и отмечен 3-й премией во Всесоюзном литературном конкурсе имени А.М.Горького за луч­шую первую книгу.

 

«Срубы» - так она назвала свою вторую книгу, вышедшую в 1990году, и в одном из первых стихотворений призна­ется, что родом из вятской де­ревни, которая «каким-то чудом устояла... на карте областной». В аннотации к этому сборнику было сказано, что в него вошли стихи «о людях ее малой родины, об окружаю­щей их неброской красоте вятской природы...»

 

В 1994 году появился «Берёзовый камертон». Темы стихотворений те же, что и всегда, - любовь, люди деревни, неповтори­мая вятская природа. Маргарита Геннадьевна обладает качеством сопереживания, и поэтому ее поэзия вызывает отклик у читателей, в её стихах нет высокомерия и равнодушия к дням минувшим.

 

В 1998 году – выходит следующий сборник, «Вятская песня». В нем она представляет читателю как новые, так и ранее опубликованные стихи. Любовь к Родине, природе, боль за них – главное в этом сборнике.

В 2001 году - «Полынь на колокольне». Этот сборник – попытка ра­зобраться в себе, людях, в мире. Автор бьет­ся над разрешением философских вопро­сов, вечных проблем бытия: что есть добро, что есть зло? Во что верить? Каким путем - дорогою идти? Размышляет о конечности, бренности жизненного пути. Прежней озорной девчонки из ромаш­кового края, светлой и доброй, нет, нет и стихов, легких, лучезарных, добродушных. Новое время породило новые песни. А вре­мечко – то, сейчас, неопределеннее, безрадостное, смутное. Да, поистине, «поэт-живое зеркало эпохи». Действительно, простое - земное и вы­сокое - звездное слились в стихах Маргариты Геннадьевны воедино. И судьбы простых крес­тьянок, вятских старух, перерастают в судьбы российские, общечеловеческие, высвечивая в них высокую нравственность.

В 2005 году - «Нагая веточка». Свой сборник «Нагая веточка» Маргарита Геннадьевна составила из стихов разных лет и посвятила его 60 -летию Победы в Великой Отечественной войне.

В 2006 году – «Княжик сибирский». Сборник составлен из стихов разных лет и посвящен вечной теме любви.

Маргарита Геннадьевна в Кировской области известна ещё и как автор-исполнитель прекрасных песен на свои стихи. Она руководит ансамблем ветеранов деревни Таранки «Добрая сказка», которому в 2008 году исполнилось 10 лет. Ансамбль «Добрая сказка» выступает не только на сценах района, но и побывал в г. Кирове и во многих районах нашей области.

В 2006 году члены Зуевского литературного клуба «Рассвет» сняли фильм о поэтессе, где она читает свои стихи и исполняет песни с любимой гитарой на фоне нашей милой, неброской вятской природы.

 

В настоящее время Маргарита Геннадьевна — учитель музыки и изобразительного искусства Таранковской школы. Ученики школы - активные участники художественной само­деятельности, они возрождают забытые обряды, традиции, танцы, песни. В Таранках появился ансамбль мальчишек - гармонистов, организатором которого являлась Маргарита Геннадьевна Котомцева. За год ребята преуспели. После нескольких концертов о них стали говорить, что «выступают, как профес­сионалы». В репертуаре - народные песни, плясо­вые наигрыши. Маргари­та Геннадьевна и сама редко выпускает из рук баян. Поет о том, что тревожит, не дает спокойно жить.

«Показать, как краски дополняют музыку» - цель уроков рисования Маргариты Геннадьевны.  На небольшой выставке в кабинете рисования и музыки рядом с детскими рисунками находятся рисунки и их учителя. Белоствольные березы, осенний листопад... «Я не ставлю цель, чтобы каждый непре­менно стал художником или музыкантом. Главное - трудолюбие, желание и душевные качества» - так отзывается о своих уроках учитель музыки и изобразительного искусства Маргарита Геннадьевна.

В 2007 году учащиеся Таранковской школы под её руководством приняли участие во Всероссийском конкурсе «Святые заступники Руси», получили грамоты и подарки от русской православной церкви.

Маргарита Геннадьевна награждена значком «Отличник народного просвещения», и за заслуги в развитии дополнительного образования сферы культуры и многолетний плодотворный труд Почётной грамотой Министерства образования России (2003).

 

В 2008 году 25 октября в г. Кирове состоялся второй Форум матерей Приволжского Федерального округа. В работе приняли участие делегации 6 республик и 8 областей Приволжского Федерального округа. В делегацию от Кировской области вошла Котомцева Маргарита Геннадьевна, которая достойна представляла Богородский район.

1 января 2009 года Маргарита Геннадьевна отметила 60-летний юбилей и поэтому поводу библиотекарями района были организованы творческие встречи.

25 февраля 2009 года в пятый раз в г. Кирове состоялась церемония награждения победителей и лауреатов областного конкурса «Женщина года – 2008». На участие было заявлено 138 женщин из 37 районов области по 12 номинациям. Прошли в финал 60 человек, соредии них Маргарита Геннадьевна, которая стала победителем в номинации «Возрождение духовности»

В 2011 году Маргарита Геннадьевна отмечает свое 20-летие, как член Союза писателей России.

Всю свою жизнь Маргарита Геннадьевна занимается пропагандой музыкального, изобразительного искусства и литературы.

Богородская ЦБС

 

***

С творчеством поэтессы Маргариты Котомцевой богородчане хорошо знакомы. Ее знают, ценят и любят. Но мы как бы привыкли к ее таланту, привыкли как к чему-то прекрасному, но обычному, к тому, что всегда неизменно рядом… Белоствольная березка под окном, малиновая заря, вьющаяся по угору тропинка – и все это привычное, родное, обыденное, и мы забываем им восхищаться. А восхищаться всем этим между тем нужно, просто необходимо, ибо это наша малая родина. Так и Маргарита Котомцева – явление уникальное для Богородского района. Она, как жемчужина в неброской оправе. Маргарита Геннадьевна уникальна всем: и своими стихами, и рисунками, и учениками – гармонистами, и песнями. Маргарита Котомцева – просто замечательный поэт – бард, да к тому же наш вятский, богородский. И это удивительно! Ею вполне можно украсить столичный салон, изысканную сцену. Песни ее волнуют сердце, заставляют его нежно грустить и улыбаться, страдать и плакать. Они возвышают человеческую душу, делают ее тоньше, щедрее. Стихи ее мудры, искренни, талантливы.

Маргарита Геннадьевна Котомцева родилась в 1949 году в деревне Мырмыг Богородского района Кировской области в семье крестьянина Котомцева Геннадия Николаевича. Окончила Ошланскую среднюю школу. Маргариту Геннадьевну в юности привлекали и музыка, и живопись, и стихи, поэтому она окончила курсы баянистов, заоч­ный народный университет искусств в Москве (факультет становой живописи и графики). Первые публикации её стихов были в районных газетах, позже в «Комсомольском племени» и «Кировской правде». С 1979 года Маргарита Геннадьевна серьезно начала заниматься поэзией подборки её стихов публикуются в коллективном сборнике «Встречи», в журналах «Волга», «Уральский следопыт», «Смена», в Москов­ских коллективных альманахах «Весенние голоса» и «Поэзия». Маргарита Геннадьевна представляла молодых кировских поэтов. Первый сборник поэтессы «Черёмуховый ветер», написанный в 1985 году, привлёк внимание читателей и критики, был признан лучшей книгой молодого автора за 1985 год и отмечен 3-й премией во Всесоюзном литературном конкурсе имени А.М.Горького за луч­шую первую книгу. «Срубы» - вторая книга стихов - вышла в 1990 году. В 1994 году появился «Берёзовый камертон», в 1998 году – «Вятская песня», в 2001 году - «Полынь на колокольне», в 2005 году - «Нагая веточка», в 2006 году – «Княжик сибирский»

Котомцева Маргарита Геннадьевна известна в Ки­ровской области и как автор - исполнитель прекрасных песен не только на свои стихи, но и стихи своих товарищей по перу. Сегодня Маргарита-Геннадьевна работает учителем музыки и изобра­зительного искусства в Таранковской средней школе Богородского района. Маргарита Геннадьевна - член Союза писателей России. Вот такой она щедро одарённый человек - сельская учительница Маргарита Геннадьевна Котомцева. А всё потому, и это самое важное ее достоинство, - что она поэт. И поэт не только по строчеч­ной сути, а прежде всего, по восприятию жизни, по своему харак­теру, писал вятский поэт - фронтовик Овидий Любовиков во вступи­тельной статье «От всего сердца» в книге «Березовый камертон» - Маргарите Геннадьевне Котомцевой есть что сказать, есть чем поделиться с читателем. Вот почему её первая, совсем маленькая книга, была не только замечена любителями поэзии и критикой, но и удостоена премии на Всесоюзном конкурсе. Думается, что тот или иной автор получает право на слово тогда, когда он в определён­ном случае видит больше и чуть острее, чем остальные. Пусть даже чуть больше и чуть острее, но благодаря этой «мелочи» слово обретает самостоятельность, своё личное вызывает интерес общественный, значение объективное. Автор «Березового камертона» обладает этим редким качеством, и поэтому поэзия Котомцевой завет к сопереживанию, вызывает отклик у читателей. Маргарита Геннадьевна человек памятливый, нет в её книгах высокомерия и равнодушия к дням минувшим.

У Маргариты Геннадиевны вы­шло две книги. Уже первая, со­всем маленькая, была замечена не только читателями, но и кри­тикой, в «Комсомольской прав­де» появилась рецензия. Котомцева стала лауреатом Всесоюз­ного конкурса на лучшую первую книгу. «Срубы» - так она назвала свою вторую книгу, вышедшую в девяностом году, и в одном из первых стихотворений призна­ется, что родом из вятской де­ревни, которая «каким-то чудом устояла... на карте областной». В аннотации к этому сборнику было сказано, что в него вошли стихи «о людях ее малой родины»

Я вечною невольницей Деревни и лугов Брожу по-за одворицей, Смущая земляков. Со мной то солнце ясное, То тучек вороха, То гроздь рябины красная, Как гребень петуха. Цветастую и душную Переступив межу, В межстрадье песни слушаю, Ромашкой ворожу...

Эти строки, нежные и лирические, при­надлежат вятской поэтессе, автору двух поэ­тических сборников - «Черемуховый ветер» (1985) и «Срубы» (1990) - Маргарите Геннадь­евне Котомцевой. В середине января, когда, по ее выражению, «метелью заболела улица», в селе Таранки Богородского района был большой праздник. Односельчане, гости из Кирова отметили 15-летний творческий юби­лей поэтессы... ...Немного в сторону от автотрассы - и вот оно, село Таранки. Улица вдоль соснового бора. Солнце золотит деревья. Любуйся ими - не налюбуешься...

В школе, где преподает уроки рисования и музыки Маргарита Геннадьевна Котомцева - тишина. Идут занятия. В фойе со стен смотрит на гостей история. Сотни погибших на войне только из одного села, есть и Герои Советского Союза. Здесь помнят всех поименно, потому что в малень­ком селе живут солдатские вдовы, те самые любознательные старушки, так и не дождав­шиеся с войны таранковских мужиков. Небольшая школа (всего-то около 80 че­ловек, в выпускном классе - трое) работает по методике Караковского и Иванова (коллектив­ные творческие дела, ориентация на интере­сы учащихся).

Кроме этого, в основе обучения - агронаправление. Педагоги хотят, чтобы выпуск­ники оставались на своей родной земле. Да и колхозу - подмога, не придется беспокоиться о подготовке специалистов. Сельские ребята - активные участники художественной само­деятельности. Вместе с ветеранами кол­хоза возрождают забытые обряды, традиции, танцы, песни. в Таранках появился ансамбль гармонистов. Его организовала М.Г. Котомцева. А гармонистов трое - В. Микрюков, Е. Шабалин, Н. Запольских. За год ребята преуспели. После нескольких концертов о них стали говорить, что «выступают, как профес­сионалы». В репертуаре - народные песни, плясо­вые наигрыши, даже «Прощание славянки», особенно полюбившееся зрителям. Маргари­та Геннадьевна и сама редко выпускает из рук баян. Поет о том, что тревожит, не дает спокойно жить. Одна из песен - о судьбе старушки, живущей теперь в городе.

На закате милая излука, Алая, как грудка у клеста. Отпустила подышать разлука Воздухом родимого гнезда. Постоять, поплакать на подворье. Тихо избу обойти кругом, Тронуть деревянные узоры, Сделанные в давность стариком…

«Показать, как краски дополняют музыку, музыка – краски» - тема одного из уроков М Г Котомцевой. В поддержание тому – многочисленные рисунки ее воспитанников. На небольшой выставке в кабинете рисования и музыки рядом с детскими находятся рисунки их учителя. Белоствольные березы, осенний листопад... Прозвенел звонок, и ученики столпились у дверей каби­нета. Они ждали встречи с музыкой, искусст­вом и поэзией.- Маргарита Геннадьевна, в жизни стало так много жестокости, равнодушия и зла. Как бороться с этим? Не случайна, наверно, тема вашего урока. Быть может, музыка, кисть и слово спасут людей?..- Да, мир стал, как бы это сказать, чер­нее. Надо противиться этому всеми силами души, чтобы зло не завладело людьми. Мы и начали возрождать фольклор, создали ан­самбль гармонистов, чтобы дети вспомнили прошлое. Теперь на экране и в жизни - сплош­ной «ор». Озлобиться можно. Человек же, который занимается настоящей музыкой, пи­шет на холсте, читает стихи, редко способен на зло.

Я не ставлю цель, чтобы каждый непре­менно стал художником или музыкантом. Главное - трудолюбие, желание и душевные качества. Я в детстве рисовала ужасно, как и мно­гие мои ученики, но потом решила, что дол­жна научиться красоту отражать на бумаге. Вдохновение приходит мимолетно: как стихи рождаются от одной строчки, так и тема к рисунку приходит от одного мгновения. А мастерство - дело наживное. - Поклонники вашей поэзии (к ним отно­шу себя и я) считают, что в ней - теплота, свет, которые смогут тронуть сердце, как мне кажется, и не любителя поэзии... Все очень просто объясняется. Я живу в деревне, на той же земле, что и мои земля­ки. Переживаю, радуюсь и тружусь вместе с ними. Здесь неповторимая природа и наст­рой. В городе, например, я бы не написала ни строчки... Деревня всегда была символом старых устоев, веселых праздников, теплого семей­ного очага. Но деревень и деревушек стано­вится меньше. Они исчезают, высыхают, как слезинки на лице...И это очень печально. Вместе с дерев­нями умирают и традиции, Я родилась в Се­рафимов день, первого августа. У нас все любили петь. О том - один из моих стихов: «Не думалось в детстве вольном, к чему пироги на столе. Какой-то праздник престоль­ный, деревня навеселе. И в дальнем конце, и в ближнем от топотухи пыль. И песня словами брызжет о тех, кто нам мил не мил...» Может быть, поэтому и мечта у меня более чем скромная: увидеть на дере­венских улицах гармониста, веселье, услы­шать песни. От этого все будут добрее... - В последнее время многие в поисках успокоения, истины ринулись к Вере. - Возможно, я не права, но, когда бездум­но, скопом народ идет в храмы, не сознавая ни душой, ни умом истинного понятия Веры, Бога, религии, - это настораживает. Верой надо проникнуться. У меня бабушка говорила: «Бог у каждого в душе»... А вообще без веры плохо. - Ваша новая книга «Березовый камертон». О чем она?

- Темы моих стихотворений те же, что и всегда, - любовь, люди деревни, неповтори­мая вятская природа. На издание книги необ­ходимы большие средства. Где найдешь спонсоров? А в стол писать, конечно, не хоте­лось бы... На творческой встрече М.Г. Котомцеву спросили о счастье, как она его понимает. «Когда все мои родные и друзья здоровы и когда я пишу стихи и пою», - ответила поэтес­са и в заключение исполнила песню, в кото­рой, думается, глубокий философский смысл:

Я пытаюсь понять Много зим, много лет: Для чего, для чего Мы живем на земле? Не от крови пьянеть, Не от денег шалеть. Мы живем для того, Чтоб друг друга жалеть.

В сборник «Срубы» вошли стихи «о людях ее малой родины, об окружаю­щей их неброской красоте вятской природы...» Давно не прини­маю это заезженное и уничижи­тельное определение - «неброской», когда речь заходит о родных местах, о том, что на языке офи­циальном именуется «средой оби­тания», а для нас это - поля и луга, леса и рощи, реки и озера, все сущее окрест дома, рядом и да­лече. Сдается, что кто-то обронил однажды это словцо, может быть, в минуту жизни грустную - и пош­ло, поехало. Правда, и в книге, о которой речь, есть такая строка: «Пейзаж ранимый и неброский». Выходит вроде, что между авто­ром и аннотацией нет спора. Но вчитайтесь:

У неба в голубой петлице Сверкает месяц тонколицый, А вечер мягок, как птенец, И, кажется, навеки лето С доверчивым теплом и светом, А лето - детства леденец.

А еще ваше внимание задер­жится на таких поэти­ческих откровениях: «Весна от­крыла карие глаза проталин...» «Ручьев бубенчики мороз прервал на полуслове...» «С каждым днем на березах заметнее первой зе­лени тонкий туман...» «Осень не красится, не молодится, а крас­нощекая, как молодица...» Творчество загадочно и, слу­чается, - непредсказуемо. У ро­манистов бывает, что герой, за­думанный как второстепенный, неожиданно для автора выпирает на первый план. Или замечание частное вступает в противобор­ство с настроением общим. Так и строка «Пейзаж ранимый и не­броский» - это, пожалуй, дань инерции, ибо вся книга проникну­та не только уважением, но и вос­хищением родной землей, и не­бом над ней, в котором «...солнца лучи, как вязальные спицы, за­блещут в клубках облаков». Думается, что любовь, во вся­ком ее проявлении, имеет свою биографию. И, наверное, самое первое ее ощущение, ее истоки в том, что однажды, нежданно и негаданно, увиделось и накрепко запало в душу:

Немало набито кровавых мозолей О наши суглинки, о наши подзолы, Но все же всего мне дороже они, Здесь вспыльчивый ветер то ласков, то резок, Здесь, как говорится, пупочек мой резан, Здесь кровное место отцовской родни.

И не может обойтись биогра­фия любви без родословной, без тех самых корней, с коих начался твой род. Потому так необходимы книге страницы о матери, об отце. И пусть не о них слова - «И жизнь была, как сбитый ноготь - покоя мало, боли много...» - думаю, что они подсказаны и родительскими судьбами людей фронтового по­коления. И зовут к себе поэта далекие карельские березы, не­стерпимо хочется вдохнуть воздух Заполярья, тот самый, что в годы маминой юности был раска­ленным и на крови настоянным. А в стихах об отце - «Отец с сорок третьего года все делает левой рукой...» - ошеломляющая и без­жалостная точность:

Ладошка совсем небольшая, Шершава, как бок наждака, А правый рукав не ветшает – Заправлен в карман пиджака.

И встают рядом с этими стиха­ми о самых близких людях другие, тревожные, о нашем беспамятст­ве, им порожденном высокомер­ном хамстве. Когда некто, «от­глаженный, чисто побритый», бро­сает в лицо старому солдату: «Еще вы не вымерли все?» - этот плевок поэт равняет с болью смертельной раны. Давно замечено: чем выше и значительнее суть, тем труднее достойно, не сбиваясь на скоро­говорку, "ее выразить, Маргарита Котомцева - смелый человек, она не боится обращаться к челове­ческим судьбам, сложным, в которых радость соседствует с бе­дой, где иной раз совсем не про­сто отличить добро от зла. Книга населена людьми, о коих не ска­жешь, что жизнь перед ними стла­лась ковровой дорожкой. Понять их, а потом суметь свое понима­ние убедительно поэтическим сло­вом донести до читателя - задача не из легких. Автору книги она по плечу. И портретная достовер­ность, и психологическая точ­ность присущи стихотворениям цикла «Однодеревенцы». Поэт счастливо избегает торной до­рожки примитивного пересказа, слово остается емким, образ­ным.

Так от строки к строке, от страницы к странице складыва­ется биография любви чистой и нелукавой. Биография, в ко­торой не соседствуют, а сли­лись воедино верность родно­му краю, дочернее уважение к родительским судьбам, к лю­дям земли вятской. Свой последней сборник «Нагая веточка» (2005 года) Маргарита Геннадьевна составила из стихов разных лет и посвятила его 60летию Победы в Великой Отечественной войне.

Памяти О.М. Любовикова 1945 год Загнаны кровавые гуляки Словно крысы мерзкие в тупик. И застыли танковые траки, И замолкли пушки не на миг. Не играл с войною, с пулей в прядки Синеглазый старший лейтенант. Но вернулся в город свой на Вятке И сберег свой песенный талант. Шел с вокзала легкий, загорелый, Взгляды встречных девушек маня. …Я бы тоже на него смотрела – Не было еще тогда меня. В молодых глазах плескалось небо, Оттеняло зарево петлиц. Как давно на родине он не был! Сколько всюду симпатичных лиц! …Так он шел по городу с вокзала, Орден под шинелью на груди. Позади окопы, смерти, залпы. Жизнь, что бесконечна – впереди!

Сборник «Полынь на колокольне» вышел в 2001 году - попытка ра­зобраться в себе, людях, в мире. Автор бьет­ся над разрешением философских вопро­сов, вечных проблем бытия: что есть добро, что есть зло? Во что верить? Каким путем - дорогою идти? Размышляет о конечности, бренности жизненного пути:

К сожалению, мы любим Обсудить и тех и этих. Все - грешны мы. Все мы - люди. Все мы временны на свете.

Прежней озорной девчонки из ромаш­кового края, светлой и доброй, нет, нет и стихов, легких, лучезарных, добродушных. Новое время породило новые песни. А вре­мечко - то сейчас ой какое, неопределеннее, безрадостное, смутное. Маргарита Геннадьевна сама признается:

Погасли радужные дуги, Остыла летняя вода.

Да, поистине, «поэт-живое зеркало эпохи». Не отсюда ли какая-то вселенская печаль затаилась в ней:

Нет с изношенным сердцем сладу - Все минувшее сердцу - жаль. А весенние снегопады, Как осенние листопады, То мятеж несут , то печаль. Я уже не стряхну порошу С темно-русых моих кудрей, И усталость свою не сброшу, Как согнувшую плечи ношу На крыльцо у родных дверей.

Что-то Блоковское, стремительно летя­щее, суровое и мятежное ощущается и в ее «Прощании».

На кепки, крыши и балконы Падет нетерпеливый снег, И мир в объятиях дракона Покинет наш двадцатый век Мы родились в нем, жили, пели Смеялись, плакали навзрыд... Берестяною колыбелью Он на ветру времен сгорит. Сгорит. И разлетятся пеплы По вечереющей крови...

Вспомним Блока: «Закат в крови, из сердца кровь сочится...»

Хочется уйти от жестокого, грешного мира в Высокое, Духовное, Звездное.

А птицы к югу, к югу, к югу- А лист летит, летит шурша И от грядущей мглы и вьюги Куда-то рвется и душа.

Действительно, простое - земное и вы­сокое - звездное слились в стихах М. Котомцевой воедино.

Когда в душе раскол, И ранят сплетни, слухи, Я пожимаю ствол, Как дружеские руки.

Этот клен, смотрящий в душу «звездны­ми глазами», и есть нечто, в чем уживается земное, роднящее с суетным миром, и высокое. К этому высокому, вечному стремится душа поэтессы.

Светился купол мирозданья, Кружилась в танце голова...

Это попытка уже вселенского космичес­кого охвата жизни. И судьбы простых крес­тьянок, вятских старух, перерастают в судьбы российские, общечеловеческие, высвечивая в них высокую нравственность.

Твою свечу задул так рано Холодный ветер бытия, И на твои больные раны Не сделалась бальзамом я. Как свято верующий Богу, Я каждый день молюсь на вас. Какую трудную дорогу Вы одолели в давний час.

В философские размышления прорыва­ется своеобразное и раздумье автора над судьбой поэта.

Разрываясь меж бытом и песней, Я живу то молясь, то греша. И тоскует под сводом небесным Равнодушная к славе душа. Неужели докажет мне время Правоты не стихов - топора. Бьется сердце, как над теоремой. Над бессмертной идеей добра.

В поэте всегда два человека - человек земной, с его житейскими проблемами, ра­достями и болями, и человек - поэт, живу­щий чем-то свыше. И то, что выходит из-под его пера, ему уже не принадлежит. Даже если в основе стихотворения, без со­мнения, лежит что-то конкретное, свое, лич­ное, после издания оно приобретает обоб­щенный характер, получает новую жизнь, становясь родным и близким читателю, ко­торый будет отыскивать в стихах уже свое. Я знаю, мир не содрогнется, Когда меня не станет в нем. Ехидно сплетник усмехнется, А недруг скажет: " Поделом". И чье-то юное сердечко найдет приют в моих стихах, А у старухи вспыхнет свечка В ее натруженных руках. Всегда, когда читаю стихи М. Г. Котомцевой, удивляюсь (именно удивляюсь!) ее мудрости. Может быть, если б Маргарита Геннадьевна была «заморской певчей пти­цей», это удивление не было бы столь силь­ным. А так, живет под тем же небом, что и мы, на той же земле...?! Откуда в ней глу­бина чувств и широкий философский раз­мах? Какая Муза движет ее пером? Без со­мнения, это дар, уготованный свыше, и за­хоти поэтесса отрешиться от него, забыть свои песни - нельзя: грех! Ибо «поэт в Рос­сии больше чем поэт». Она как бы взяла на свои плечи ответственность за нашу зем­лю, черпая в ней же, земле нашей вятской, звуки, образы, краски. И хотя окружающая нас речь зачастую бедна, корява, груба: она находит родники истинной народности и дарит их нам. Народная мудрость, народная речь, народная образность - это именно то, что придает творчеству Котомцевой непов­торимый индивидуальный колорит.

О чем бы ни писала поэтесса, всегда ожи­вают в ее стихах образы родной природы, к которой у нее особое , нежно - трепетное отношение. Вот тополя «апрельского сол­нышка золотистой парче», там «в хоровод ромашек забрела полынь», а здесь «на смуг­лой черемухе белый венок». И все это: и пашенка, и горящие рябиновые гроздья, и «тучек кудрявых стадо», и «куст смородины багряной в золотом ... саду», и листопадная метель - дорого и близко сердцу русского человека. Поражает удивительная метафоричность, образность сравнений, яркость эпитетов, гра­фическая звучность стиха:

Снегом с карниза печаль моя тает – Веточкой вербы весна на окне. Март снежные нитки вдевает В звенящие иглы ветров – На скорую руку сшивает Изношенный снежный покров А сентябрь с известною сноровкой, Желтою качая головой Гряды из - под лука и морковки Забросает звонкою листвой Дни сгорают, как в печи поленья, Уплывает в вечность темный дым.

Выразительно, поэтично, красиво! Что-то будят в душе эти строки, волнуют, трогают:

Загорят рябиновые гроздья, Как больной в горячечном бреду. Вперемешку яблоки и звезды Будут падать у меня в саду.

Образ звезды - символический образ поэзии М. Г. Котомцевой. Хотелось бы, что­бы счастливая и большая звезда, под кото­рой она родилась, светила ей так же ярко, как прежде. Была для нее все тем же путе­водным маяком и добрый свет от ее стихов все так же входил в людские сердца, делая их чище и возвышеннее.

Список литературы.

Энциклопедия земли Вятской, Том 2. Литература, - Киров, 1995 г, стр 430-431 Любовиков Овидий. «От всего сердца». Вступительная статья к книге М.Г.Котомцевой «Берёзовый камертон». - Богородское, 1994 год Широков А. «Вятский край» статья «Для чего мы живем на земле…» 1.05.1994г. Любовиков О. «Кировская правда» статья «Биография любви» 19.05.1999г. Чижова Н.А. «Заря» 13.05.2000г. статья «О безмерном таланте Маргариты Котомцевой» №54. Котомцева М.Г. Березовый камертон. Стихотворения. Богородское, 1994г. Котомцева М.Г. Срубы. Стихи. Богородское, 1990г. Котомцева М.Г. Березовый камертон. Стихи. Богородское, 1994г. Котомцева М.Г. Вятская песня. Богородское. 1998г. Котомцева М.Г. Полынь на колокольне. Стихи. Богородское, 2001г. Котомцева М.Г. Нагая веточка. Стихи Богородское, 2005г.

Материал предоставлен Соболевой Л.Г.

 

КОЛЕЧКО

Трое суток, проведенных Семеном Алексеевичем в городе, так измотали его, как ни одна горячая, страдная неделя работы в колхозе. Время там, дома - на полях ли, в лесу ли – летело быстро, незаметно, полезно и даже весело. Оно уходило и оставляло после себя зримые дела: вспаханные и засеянные поля в мае, душистые стога в июле. Его можно было подержать в ладонях теплым, пыльным зерном в августе. С непонятной, глубокой радостью сидел он в купе, вытянув натруженные, отстуканные о неласковый асфальт, ноги. А радость горела внутри ровным пламенем, грела, завораживала. Эта радость была завтрашним днем, который Семен Алексеевич встретит уже дома. Сейчас он смотрел в окно на город, невидимый во тьме, лишь отмеченный разноцветными огнями, которые сливались друг с другом, образуя фантастические по форме и цвету узоры. Вагон двигался медленно, и черный занавес ночи так же неторопливо менял эти узоры, чем дальше, тем они становились скупее, тем больше места занимал черный цвет. Поезд набирал ход. Под полом вагона урчало, мерно постукивало, и это урчание и постукивание сливалось в одну монотонную, убаюкивающую мелодию. Семен Алексеевич отвернулся от окна и тут только увидел, что в купе он не один. Напротив сидела пожилая женщина в накинутой на острые плечи серенькой шали. Смуглое лицо с частыми морщинами, гладкие волосы с густой проседью, руки, суховатые и темные, с напряженно вздувшимися венами, со светлыми, по сравнению с кожей, коротко остриженными круглыми ногтями. Наверное, не часто вот этим рукам выпадает вот так, праздно лежать ничего не моя, не вытирая, не переставляя с места на место.

Не требовалось особой наблюдательности, чтобы сразу понять, что перед ним работящая, много перенесшая деревенская женщина. -Куда едешь, мамаша? – обратился к ней Семен Алексеевич. Она качнулась, поменяла руки местами, та, которая была снизу легла сверху и на темном, безымянном пальце неожиданно высветилась узкая полоска кольца. -Да к дочери вот ездила. Звала, звала она меня сколь годов, да все недосуг было: то корова телиться должна, то в колхозе страда, то мужик захворал…Слабый он у меня здоровьем-то. Пока не пьет, дак еще ничего, а как на неделю зарядит – остановиться не может. А уж как остановится, так месяц охает да стонет: и тут колет, и там болит, и в спину стреляет, и головы не поднять. Морока с ним, хуже маленького ребенка, прости меня грешную, Господи. На пенсии – то я давно, да все еще работала – тоскливо без работы, не знаешь куда себя деть, и день как год долог. Теперь вот хошь не хошь, а сиди дома – руки мозжат, болят спасу нет. Все равно, как собаки их гложут. Вот и надумала к Валентине наведаться. Почувствов в Семене Алексеевиче своего, деревенского, она говорила и говорила о дочери, о внуках, о зяте, о том, какие они славные, приветливые, дружные, как хорошо приняли ее и проводили. Он слушал этот родной, протяжный говор, слушал, кивал, поддакивал, а взгляд его все время останавливался на колечке, светившемся на натруженной руке. Что-то оно напоминало Семену Алексеевичу, что-то невозможно далекое, милое, светлое. Оно будило в памяти какие-то события, связанные вот с таким же скромным колечком на такой же старой руке, и не могло, никак не могло определиться в сознании в конкретные дела и поступки… Давно уж попутчица дремала, приткнувшись затылком к покачивающейся зеленой стене вагона и во сне, в полумраке, лицо ее казалось почти молодым, тень скрывала глубокие морщины, а воспоминание о встрече с родными людьми делало его счастливым. Вагон поскрипывал, постукивал, убаюкивал…За стеной кто-то негромко включил транзистор, и в полутемном вагоне полился задушевный рассказ виолончели. Мелодия, казалось, была знакома, и слышана не раз, но ни автора, ни названия Семен Алексеевич припомнить не мог, а, может, и не знал никогда. Просто, как и любое гениальное произведение, она тревожила в памяти те самые дорогие и нежные воспоминания, что у каждого человека спрятаны глубоко внутри и умирают только вместе с ним. Может, она рассказывала о шелесте голубых крыльев стрекоз, о звонком шипении осоки у реки, где в детстве пропадал целыми днями. Или она повторяла полузабытую колыбельную, которую напевала мама, склонившись над его кроваткой? Семен Алексеевич не заметил, как задремал. Он привиделся себе кудрявым мальчиком, засыпающим под колючей материнской шинелью. Привиделась ему малюсенькая, освещенная бедным светом керосиновой лампы, комнатка, послышалась частая скороговорка пишущей машинки – мама перепечатывает какие-то бумаги…

Вот она подходит, заботливо подтыкает со всех сторон коробящуюся, сползающую шинель. Руки ее ласковы и легки. Прикосновения их как теплый, неожиданный майский ветерок: -Спи, сынок, спи… Спи, сынок, спи… Никто уже не скажет ему этих слов. Вот, кажется, об этом говорит виолончель, мягким, грудным, похожим на материнский, голосом. … Как давно это было – сидели на краю пустого, перекопанного картофельного поля. Жгли ботву вперемешку с сухими сучьями и щепками, пекли картошку. -Слава Богу, убрали картошечку, теперь обманем зиму, - приговаривала тетя Клаша, подгребая, подравнивая костерок с боков. Веселый, белесый дымок блуждал в раскидистых темно-зеленых ветках двух тесно прижавшихся друг к другу елок. Кривая березка поодаль роняла желтые листья, их подхватывал ветер, и играя, изредка попадал ими в костер. Листья скручивались, таяли в огне, как будто никогда их и не было. Зеленоватое небо украсилось первыми редкими звездами. Сентябрь. Но на редкость тепло, и не хочется верить, что скоро зальют дорогу дожди, донага разденет ветер рощи… -Нюр! Сбегай – ко за кваском. Из погреба холодненького нацеди. -Ну, мам, я опять пролью, - пытается отвертеться Нюрка. Ей очень не хочется даже на минутку покидать этот ласковый костер. -Иди, давай, иди, все твои хитрости наперечет знаю, - легонько подталкивая дочку в спину, говорит тетя Клаша. Запивают картошку, рассыпчатую, горячую, неподражаемо ароматную холодным и сердитым квасом, прямо из бурака. Щиплет язык, шибает в нос, выжимает из глаз слезы… -Ох, Клавдия, ну и квас у тебя. Не продохну никак. И отчего он у тебя серьезный такой? – смеется Сенькина мама, смешно щурясь и непроизвольно подмигивая. -Да дело нехитрое. Мужик у меня другого не признает. Глянется, дак научу – не хуже и у тебя будет. Приплясывает огонь, постреливает искорками, хорош вечер. В такой вечер думается, что все и всегда будет хорошо , что всем-всем на Земле хорошо. В такой вечер хочется приоткрывать кому-то понимающему и умно слушающему свою долго и трудно молчащую душу. -А где муж-то твой, Клава? – тихо и как-то боязливо спросила Сенькина мама. - На войне погиб? -Да нет, жив и по сей день. А что не вернулся ко мне с фронта, так я не в обиде на него за это. Пятнадцать лет до войны прожили, проканителились, четверых на свет пустили, а ни любви, ни понимания промеж нами не было. Да и не мудрено – вытолкнули меня за него молодехонькую, его тоже насильно женили. Окрутили, кольцо вот это напялили - живи. Куда сунешься – впрягли – вези. Не дай-то Бог ни другу, ни врагу кольцо обручальное против сердца носить. Сколь годов прошло, сколь пережито, старая стала, а не снимешь его никак. Так и врезалось, так и вросло. Другие привыкают как-то, и вроде, все у них ладом. А я вот не смогла. А Федор… Федор неплохой мужик, напраслину на него грех возводить, да что из того, что сразу не лежала к нему душа. Слава Господу, что так все рассудил. Ни Федору, ни мне приневаливать себя не надо… Сенька неотрывно смотрит на руки тети Клаши, широкие и костистые, темные-темные, в черных несмываемых трещинах, с узловатыми искривленными пальцами с неровными твердыми ногтями, на светлое кольцо, врезавшееся в кожу: -Зачем только она позволила надеть это кольцо, если ей не надо его было? Была бы без него молодая, красивая, с белыми, нежными руками, как моя мама, - думалось ему. – Хорошо, что у мамы нет этого противного кольца. -Нюрка, - шепотом обращается он к подружке, - а ты скажи матери, чтоб она сняла с руки это кольцо… Но Нюрка не дает ему договорить:

-Выдумал тоже. Маленький ты еще и ничего не понимаешь, с кольцом-то красивее. Я как большая вырасту, замуж выйду, – и у меня будет колечко. И протянула вперед свою тоненькую, гибкую, как веточка, руку, разглядывая ее и щурясь, как будто видела не испачканные сажей длинные тонкие пальцы, а ярко блестевшее кольцо. -Ничего ты не понимаешь, - снова повторила она. Нет, зря она так, сразу: не понимаешь. Сенька все отлично понимал. Ведь если бы тетя Клаша сразу такая была, а то он видел у них в избе портрет. Там она красивая, без морщин, лицо светлое, улыбается. Пожалуй, только чуть-чуть похуже мамы. Но ведь это понятно – красивее мамы людей не бывает вовсе. И Сенька стал искать виновника, который сделал тетю Клашу такой старой, седой, черной, морщинистой. Кольцо!! Ну, конечно, кольцо, которое даже не снимается с руки… Ему было всего шесть лет, он даже еще в школе не бывал, еще не прочитал ни одной книжки, этот смешной, маленький Санька. …Оно лежало на комоде в квадратике январского солнца и внутри него солнышко светило ярче. А вокруг на коричневой поверхности вычертился желтый ободок, тоненький- тоненький: отец привез - таки маме из города кольцо. Сенька, встав на стул ногами, полюбовался на него. Красивое! Но ведь и крапива тоже красива, особенно рано утром, в июне, покрытая бусинками росы, а задень – жалится – ого! Не раздумывая дальше, он опустил кольцо в карман своего пальтишка. Натянул пушистые варежки, а через несколько минут был у проруби, где полощут белье. От воды, черной и жутковатой, поднимался пар, как будто кто-то большой и невидимый, все время выдыхал из себя теплый воздух… А вечером мама расстроенная и не ведающая о том, что сын спас ее от старости, сбилась с ног, разыскивая кольцо – подарок отца ко дню ее рождения. Она заглянула во все закутки, проклиная ни в чем не повинного кота, припомнила ему все грехи - и нынешние, и давно минувшие, сто раз упрекнула в лени: -Ух ты, увалень воровастый, играть придумал, закатил куда-нибудь в щель, разве найдешь сейчас. Лучше бы за мышами охотился, скребутся в углу которую ночь, а он, окаянный, и ухом не ведет… Пропажа, конечно, так и не обнаружилась. Поезд остановился, Семен Алексеевич сошел, подождал, когда протянутся медлительные вагоны, и свернул на знакомую до каждого извива, дорогу. После вагонного тепла даже легкий этот морозец ощутимо покусывал лицо, холодными змейками пробирался за воротник и в перчатках напоминал о себе каждому пальцу. Поскрипывал снег, как тугой кочан капусты, на который сильно нажимают руками. Солнце выбиралось из –за леса, румянило небо, рисовало на снегу причудливые сиреневые тени. В сердце Семена Алексеевича все еще пела виолончель материнским голосом. Она вернула ему сегодня кусочек детства, притронулась к щеке маминой рукой… Смешное, прямолинейное детство… Как жаль, что в жизни все не так просто исправляется, как в ту пору, а то и вообще не исправляется. Дорога торопится. То взлетает на угор, то ныряет в низину. Скоро дом.

 

 

 

Котомцева Маргарита Геннадьевна

1949 года рождения. Учитель музыки и изобразительного искусства Таранковской средней общеобразовательной школы, поэтесса, лауреат премии им. Грина, им. Горького, член Союза писателей России

Занесёна в Книгу Почёта за долголетний и добросовестный труд в районе

Маргарита Геннадьевна Котомцева родилась в 1949 году в дер. Мармыг Богородского района Ки­ровской области. Окончила Ошланскую среднюю школу.

Окончила курсы баянистов, заочный университет искусств в Москве (факультет живописи и графики). Первые публикации стихов были в районных газетах, "Комсомольском племени", "Кировской правде". С 1979 года публикуются подборки стихов в журналах "Смена", "Уральский следопыт", "Волга". Первый сборник поэтессы "Черемуховый ветер" (1985) был признан лучшей книгой молодого автора за 1985 год. "Срубы"'- вторая книга стихов (1990), "Березовый камертон", "Вятская песня" (1998). "Нагая веточка" в 2005 году

Маргарита Геннадьевна известна как автор-исполнитель прекрасных песен не только на свои сти­хи, но и стихи своих товарищей. М.Г.Котомцева - член союза писателей России. Работает учителем музыки и изобразительного ис­кусства в Таранковской школе Богородского района.

Решение районной Думы. 1999 г.

 

 

Богородская ЦБС

БИБЛИОГРАФИЯ

 

ПОЭТИЧЕСКИЕ СБОРНИКИ

 

ЧЕРЕМУХОВЫЙ   ВЕТЕР: Стихи.-Горький: Волго-Вят. Кн. изд-во,   1985. - 48 с. - Крат. справка об авторе.

СРУБЫ: Стихи.- Киров: Волго-Вят. кн. изд-во. - 1990. - 53с.

БЕРЕЗОВЫЙ КАМЕРТОН: Стихотворения. Худож. М. Г. Котомцева. - Богородское. - 1994. - 68 с: ил.

ВЯТСКАЯ ПЕСНЯ. Стихи.- Киров, 1998.-144 с., ил.

ПОЛЫНЬ НА КОЛОКОЛЬНЕ: Стихи.- Киров, 2001.-64 с.

НАГАЯ ВЕТОЧКА: Стихи разных лет.- Богородское, 2005.-96 с.

      КНЯЖИК СИБИРСКИЙ: Лирика.- Богородское, 2006.- 96 с.

 

ПУБЛИКАЦИИ В СБОРНИКАХ И

ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ;

 

Стихотворения. Поэмы

 

БЕС В РЕБРО: Поэма //Заря.-1995.- сентябрь.-с.2

БРАТЬЯМ ВАСНЕЦОВЫМ: Стихотворение //Заря.- 2006.- 22 августа.- №101.- с.2.

ВЯТСКАЯ ЖЕНЩИНА: Стихотворение //Заря.-2002.-12 января (№5).-с.1

ДЕРЕВЕНСКИЕ ИСТОРИИ Ч.1 И Ч.2 // Заря.-2005.-12 ноября №135).-с.4

ДЕРЕВЕНСКИЕ ИСТОРИИ Ч.3 ОМЛЕТ // Заря. – 2006.-     1 апреля (№40).-с.4

ЕСЛИ ТЫ СО МНОЙ: Стихи //Заря.- 2005.- 12 апреля (№43).-с.4

     «ЗДЕСЬ   ЧАСТЫЙ   ДОЖДИК...»: конкурс одного стихотворения //Смена. – 1986 ( № 21) - С. 32.

ИЗ НОВЫХ СТИХОВ //Заря.-2002.- 5 декабря(№146).-с.4

ИЗ НОВЫХ СТИХОВ //Заря.-2003.-27 декабря(№155).-с.2

ИЗ НОВЫХ СТИХОВ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ //Заря.- 2002.- 5 декабря.- №146.

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ //Заря.- 2002.-9 мая (№54).-с.4

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ //Заря.- 2009.- 14 апреля (№45).-с.4

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ // Заря .- 1993.- 6 марта. - с.4

   ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ // Заря .- 2000.- 25 июля. - с.4

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ // Заря .- 2000.- 12 октября.- с.4

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ //Заря.- 2008.- 2 февраля.- №12-13.- с.6.

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ //Заря.- 2008.- 31 мая.- №66.- с.4.

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ //Заря.- 2009.- 14 апреля.- №45.- с.4.

ИЗ СТИХОВ М, КОТОМЦЕВОЙ //Заря.- 1991.- 16 мая.

ЛЕТНИЕ ОТКРОВЕНИЯ: Стихи //Заря.- 2006.- 21 сентября.- №114.- с.4.

      ЛЕТОМ: Стихи // Встречи: Произведения кировских писателей. - Киров, 1980. - С. 201.

     ЛЮБВИ И ПРОЩЕНИЯ СВЕЧА ЗАЖЖЕНА: Стихи //Только любовь: Стихи. – Киров.- 1993. - с. 33 - 42.

     МАЛЬЧИК БЫЛ   ЧЕСТЕН: Стихи //Родина всегда с нами. - Киров, 1989. - С. 40.

МАРТ: Стихотворение //Заря.- 1999.- 6 марта.- №27-28.

НОВЫЕ СТИХИ //Заря.- 2002.- 21 февраля (№23) .-с.4

НОВЫЙ ГОД: Стихотворение // Заря.- 2007.- 1 января.- №1-2.- с.1.

   О ЕЗДОВОМ И КОНЕ. Осень. Как безудержно открыто…: Стихи //Встречи: произведения кировских писателей. - Горький, 1986. - С. 86.

ПАМЯТЬ: Стихи //Дружба. - 1990. - № 1. - С. 103 – 104

ПЕРВЫЙ СНЕГ: Стихи //Заря.- 2002.- 5 ноября (№133).- с.1

ПЕСНЯ ПОД ДОЖДЕМ: Стихи // Заря.- 2005.-23 июня (№74).- с.4

ПЕСНЯ ШКОЛЬНИЦЫ: Стихи // Заря.- 1996 -5 октября.- с.1

ПЛАЧ ПО АНДРЕЮ: Стихи // Вят. Край.-2004.-14 июля (№129).-с.7

ПОСВЯЩЕНИЕ МУЖУ: Стихи //Заря .- 2004.- 5 июня (№67).-с.4

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ: Стихи // Нижний Новгород.– 1997.- №3.—с.125-127.

РАБОТА И ПЕСНЯ: Стихотворение //Заря.- 2006.- 9 мая.- №56.- с.3.

САНЮШКА: Поэма //Встречи: Произведения кировских писателей. - Киров, 1988. - С. 22 - 27.

СНЕГОПАД: Стихотворение //Заря.- 2006.- 18 февраля.- №21.- с.1.

СНЕЖИНКИ, СЛОВНО ПЧЕЛЫ - АЛЬБИНОСЫ….: Стихотворение //Заря.- 2007.- 25 декабря.- №154.- с.1

СТИХИ: // Антология вятской литературы т.2 Вятская поэзия ХХ века.- Киров, 2005.- с.208-211

СТИХИ //Встречи: Произведения кировских писателей. — Киров, 1982. — С.   133—134.

СТИХИ Встречи: Произведения кировских писателей. - Киров, 1984. - С. 79 - 82.

СТИХИ Встречи: Произведения кировских писателей. - Киров, 1986. - С. 85 - 87.

СТИХИ // Волга. - 1983. - № 3. - С. 76.

СТИХИ //Домашний очаг.– 1996.- №5.– с. 12-13

СТИХИ //Заря.- 1990.-7 апреля

СТИХИ //Заря.- 1991.- 9 мая

СТИХИ //Заря.- 1991.-16 мая

СТИХИ //Заря.- 1992.- 4 января

СТИХИ //Заря.- 1994.- 26 апреля

СТИХИ //Заря.- 1998.-28 мая

СТИХИ //Заря.- 1999.-6 марта (№27-28)

СТИХИ //Заря.- 1999.-26 января.-с.4

СТИХИ //Заря.- 2003.-8 мая (№54).-с.4

СТИХИ //Заря.- 2006.- 11 апреля.- №44.- с.1.

СТИХИ //Заря.- 2006.- 31 августа.- №105.- с.4.

СТИХИ   //Ключик:   Сб. стихов для детей.- Киров, 1989. - С.   152 - 157.

СТИХИ //Поэзия: Альманах. - М., 1986. - Вып. 46. - С. 5

СТИХИ   // Смена. - 1986. - №24. - С.18 - 19: фото — Публ. победительницы конкурса «Земля, мы дети твои».

СТИХИ //Энциклопедия Земли Вятской. Т.2. Литература.- Киров.- 1995.- с.431.

СТИХИ, КОТОРЫЕ ТЫ НЕ УСЛЫШИШЬ //Заря .-2004.-5 июня(№67).-с.4

СТИХИ МИНУВШЕГО ЛЕТА: Стихи // Заря.-2006.- 1 января (№1).- с.4

СЫНУ: Стихотворение //Комсомольская правда.- 1986.

ТЕБЕ: Стихотворение //Заря.- 2007.- 6 января.- №3.- с.4

У ИСТОКОВ БОГОРОДСКОГО: Поэма // Заря.- 2007.- 3 марта -№26-27.- с.7.

ЧЕРНОГЛАЗЫЙ СОЛОВЕЙ: Стихи // Заря.-2001.-21 августа.- с.4

 

 

РАССКАЗЫ

 

БАБЬЕ СЕРДЦЕ: Рассказ //Заря.-2006.-21 февраля (№22).-с.4

ВОСПОМИНАНЬЯ ДЕТСТВА СЛАДКИ, КАК НА КОРНЮ СОЗРЕВШИЙ ПЛОД //Заря.- 2007.- 28 августа.- №103.- с.4.

ГОРЯЧАЯ ДОРОГА: Рассказ //Заря.- 2005.- 1 сентября (№105).- с. 4

КОЛЕЧКО: Рассказ //Заря.- 2007.-28 июня. - с.4.

ПАРК И БЕРЕЗОВАЯ РОЩА: Рассказ //Заря.- 2007.- 27 ноября.- №142.- с.4.

ПОДПАЛИШКА //Заря.- 2006.- 10 октября.- №122.

РУССКИЕ ПЕСНИ: Рассказ //Заря.- 2005.- 26 марта (№35-36).-с.6

СИРОТА: Рассказ //Заря.- 2006.- 7 декабря.- №146.- с.4.

ЦВЕТЕТ ШИПОВНИК: Рассказ //Заря.- 2007.- 13 ноября.- №136.- с.4.

 

 

 

Из написанного о ней:

 

АНИСИМОВА И. Маргарита Котомцева — лауреат премии имени Заболоцкого // Заря.-2008.-26 июня (№76).– с.1

АРСЕНТЬЕВ С. Как колос в надежном снопе //Киров. правда. - 1994.   -   18 янв.   (№ 8). - С. 1.

«БЕРЕЗОВЫЙ КАМЕРТОН» //Вятский край. - 1994. - 10 дек. (№ 228).- С.   2.

«БЕРЕЗОВЫЙ КАМЕРТОН» вышел в свет //Заря.-1995.-11 февраля. -с.2

БРОННИКОВА Г. Ю. Душевная проникновенность песен Маргариты Котомцевой //Заря.-2008. - 9 декабря (№148).-с.2

БУЗМАКОВА. Г. Равнодушная к славе душа //Кировская правда.-2003.-12 февраля (№18).-с.3

ВОТИНЦЕВА. М. «Солнечным монистом тополь запестрел» //Заря .- 2003.-27 декабря (№155).-с.2

ВСТРЕЧА С ПОЭЗИЕЙ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ //Заря.-1990.-27 декабря

ДНИ ПАМЯТИ ЗАБОЛОЦКОГО //Вятская хроника.— 2008.– 13 июня (№23).-с. 14

ЖУРАВЛЕВА О. «Память - волшебный бинокль» //Вят. край, 1991. - 8 марта (№ 48).- С. 4. - Рец. на книгу стихов «Срубы».

ЗВЕЗДА ПОЭТЕССЫ: ВЯТСКАЯ ПЕСНЯ МАРГАРИТЫ КОТОМЦЕВОЙ //Заря.-1999.-26 января. - с.1

ЗВУЧАЛА МУЗЫКА, СТИХИ //Заря.-1994.-2 февраля

ЗУЕВА   Л.     Зоренька     // Лесная   промышленность. - 1987. - 7 ноябрь (№ 133).

КОТОМЦЕВА М. Песня — душа народа // Заря.—1998.—15 октября (№124).-с.4

КОТОМЦЕВА М.Г. У себя, в родных краях: // Заря.-1989.- 30 декабря

КОТОМЦЕВА М. Четыре страницы из жизни // Заря.– 2008.-27 мая (№64).-с4.

КРЫЛОВА Е. Наш любимый учитель // Заря.-2003.-27 декабря (№155).-с.2.

«ЛГ» ИНФОРМИРУЕТ //Лит. газета. - 1987. - 1 апр. (№ 14). - С. 7. Информ. о присуждении 3-й премии во Всесоюз. лит. конкурсе им. А. М. Горького за лучшую первую книгу М. Котомцевой, за сб. «Черемуховый ветер» (Горький, 1985).

ЛЮБОВИКОВ О. Биография любви // Киров. правда. - 1994. - 19 мая (№ 60). - С. 2. - О кн. «Срубы».

ЛЯМИНА Г.Б. Наша встреча состоялась // Заря .-1994

ЛЯМИНА Г.Б. Поэт, художник, музыкант // Заря.-1990.-27 декабря

ЛЯМИНА Г.Б. Событие не только районного масштаба или Еще раз про любовь // Заря.-2006.-28 марта (№38).-с.2

МАРГАРИТАГЕННАДЬЕВНА КОТОМЦЕВА // Энциклопедия земли Вятской. т. 2 Литература -1995.-с.430-432

МАРИХИН   П.   Поэма   вызвала   раздумья   //Киров. правда.-1988.— 24 сент.   (№ 220). - С. 3. - Рец. на   поэму «Санюшка».

МЕТЕЛЕВА С. Главное богатство района – люди //Заря.- 2009.- 14 апреля.- №45.- с.2.

НАША ДЕЛЕГАЦИЯ ПРИНЯЛА УЧАСТИЕ В ФОРУМЕ МАТЕРЕЙ //Заря.- 2008.- 1 ноября.- №132.- с.1.

ОСТАНИНА Н. Среди лауреатов и победителей областного конкурса «Женщина года-2008» — две богородчанки. // Заря.– 2009.-7 марта(№28-29).-с.5

ПЕРМИНОВА Н.   Лауреат   из   лесного   посёлка   //Киров. пра­вда. - 1987.- 4 апр.   (№ 79). - С. 3.

ПОД ЗВУКИ НЕИЗМЕННОЙ СПУТНИЦЫ — ГИТАРЫ // Заря.-2000.- февраль

ПОЛЕНОВА И. Живой классик // Заря.– 2009.– 27 января(№10).– с.4

ПОЛКУ ПИСАТЕЛЕЙ ПРИБЫЛО // Вят. край. - 1991. - 24 апр. (№ 81).   - С. 7.

«ПОЛЫНЬ НА КОЛОКОЛЬНЕ» // Заря.-2002.-14 февраля (№20).-с.1

ПОЭЗИЯ — ЭТО ЧУТКОСТЬ // Заря .-1995.-17 января.-с.2

ПРЕМИЯ имени   Грина   // Вят. слово (кировская   писат. орг.). - 1990. - 23 авг.-С. 4.

САМАРИНА Н. Человек щедрой души // Заря.-2003.-27 декабря (№155).-с.2

САМСОНОВА Л.Б. Если душа родилась крылатой // Заря.– 2008.– 29 марта (№38-39).-с.4

СЕКРЕТАРЁВ А. Живет в лесном краю учитель // Известия. - 1986.   -   29 сент.   (№ 272).   - С.   1, 3.

СЕКРЕТАРЕВ А. Последний репортаж: Фотоальбом. - М.: Планета,   1990. - 208 с. - С.   100:   Фото   М. Котомцевой.

СТРЕЛЬЦОВ А. Вятские лауреаты премии имени Заболоцкого // Вятский край. — 2008.– 18 июня (№111).-с.3

СУШЕНЦОВА М. За окном был январь… // Заря.– 2009.-7 марта(№28-29).-с.5

СУШЕНЦОВА М. Когда строку диктуют чувства // Заря.-2006.-18 мая (№60).-с.4

ТАТАРЕНКОВА Л. Маргарита Котомцева // Киров. правда. - 1989. -30 сент.   (№ 225). - С. 3.

УЧИТЕЛЬ, ПОЭТЕССА //Заря.- 1990.- 6 октября.- №70.- с.2.

ШЕСТИНСКИЙ О. Лично причастен // Студенческий меридиан. - 1986.   - № 7 - С. 63—66.

ШЕСТИНСКИЙ О. Токи душевного добра // Комсомольская правда. - 1986. - 27 марта   (№ 73). - С.

ЧЕБЫШЕВА М. Победитель конкурса одного стихотворения // Смена. - 1986. - С. 18: фото - О творчестве М. Котомцевой.

ЧЕРМНЫХ Г. «…А я стихов и музыки раба…Такой меня задумала судьба…» // Заря.-2005.-24 мая(№62).-с.2

ЧЕРМНЫХ Г. «Где же ты, мой журавлик, В светлых летишь мечтах!? // Заря.-2005.-13 декабря (№149).-с.2

ЧЕРМНЫХ Г. «Доброй сказке» - 10 лет //Заря.- 2008.- 23 октября.- №128.

ЧЕРМНЫХ Г. Мы живем для того, чтоб друг друга любить // Заря.-2002.-18 марта (№31).-с.4

ЧЕРМНЫХ Г. На картинах музыка души // Заря.-2000.-18 апреля (№45).-с.4

ЧЕРМНЫХ Г. «Незаморская певчая птица...» //Заря.– 2009.— 17 января (№6).-с.1

ЧЕРМНЫХ Г. Счастья и благополучия Вам, Маргарита Геннадьевна // Заря.-1999.-№1-2.

ЧИЖОВА Н. Путеводная звезда Маргариты Котомцевой // Заря.-2002.-18 июня (№71).-с.4

ЧИЖОВА Н. Слово о безмерном таланте Маргариты Котомцевой // Заря.-2000.-13 мая

ЧИЖОВА Н. Я без тебя как небо без луны // Заря.-2006.– 11 июля(№83).-с.4

«…ЧУВСТВА ДОБРЫЕ Я ЛИРОЙ ПРОБУЖДАЛ» //Вятская культура.- 2006.- №7.- с.7.

ШАКЛЕИН С. Стихи, рожденные в деревне: Фото // Правда. - 1990.- 14 авг.   (№ 226).- С. 6.

ШЕХОВЦОВА А. Образы предков в поэзии М.Г. Котомцевой // Заря.-2003.-21 октября (№126).-с.4

ШИРОКОВ А. «Счастливая невольница в бревенчатом краю» // Вятский край.-1995.-18 февраля. - с.5

ШИРОКОВ М. «Для чего мы живем па Земле...»: В гостях у поэтессы М. Котомцевой // Вятский край. - 1994. - 1 мая (№ 82-83). - С.   13.


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.