Николай Николаевич Миклухо-Маклай – жизненный путь (1846–1888)

 

      Миклухо-Маклай - фамилия, знакомая каждому выпускнику советской или российской школы. Она ассоциируется с папуасами, но спроси, что сделало российского путешественника таким значимым и знаменитым, многие затруднятся ответить.

   В то же время его личность завораживает своей противоречивостью. Настоящей фамилией Николая Николаевича была Миклуха - старая запорожская фамилия. Казаки Миклухи активно воевали с поляками и турками. Дворянство, как считается, было пожаловано одному из предков знаменитого путешественника самим Потёмкиным за храбрость в бою.

 

       Правда, к дворянству не прилагалось поправки материального положения, так что всего пришлось добиваться Миклухам своим умом.

   Так, например, отец Николая Николаевича, внук первого дворянина из Миклух - Николай Ильич, за счёт ума и прилежания сумел выучиться в университете с блестящими показаниями - и стал инженером-путейцем. Николай Ильич был женат на Екатерине Семеновне (в девичестве Беккер).   17 июля 1846 года в селе Рождественском Новгородской губернии в их семье родился сын, родители дали ему имя Николай, который стал - великим русским путешественником, натуралистом широкого профиля (зоологом, антропологом, этнографом), а так же защитником народов-аборигенов Юго-Восточной Азии и Океании.

  

    С 1859 по 1863 гг. Николай Николаевич учился в гимназии. Из-за слабого здоровья часто пропускал занятия и не окончил гимназию. Тем не менее, он поступил в Санкт-Петербургский Университет в качестве вольного слушателя на физико-математический факультет, где занимался естественными науками.

 

 

       Однако, в 1864 году он, как участник студенческих волнений, из университета был исключен; в этом же году уехал в Германию. Здесь Николай Николаевич посещал лекции по совершенно различным наукам (от некоторых разделов математики, физики, химии до философии, политэкономии и юриспруденции) сначала в университете Гейдельберга, затем Лейпцигском университете.

 

    Николай Николаевич усиленно искал точку приложения своих интеллектуальных способностей. Осенью 1865 года он поступил на медицинский факультет Йенского университета, где работал крупный немецкий биолог (в дальнейшем знаменитый последователь эволюционного учения Чарльза Дарвина) Эрнст Геккель. Здесь Николай Николаевич нашел себя.

           Профессор Геккель оценил умного и трудолюбивого русского студента, всячески ему покровительствовал и сделал своим ассистентом.

   В 1866 году Николай Николаевич участвовал в научной экспедиции, организованной Геккелем, на о. Мадейру, а затем на Канарские Острова, где он изучал биологию морских беспозвоночных, рыб, а также морских губок. Одним из следствий этой экспедиции была его первая научная статья, посвященная анатомии некоторых видов хрящевых рыб, и опубликованная в 1867 году в «Йенском журнале медицины и естествознания».

  

    Здесь впервые Николай Николаевич подписывался фамилией Миклухо-Маклай, используя давнее прозвище своих предков по отцовской линии.

     В 1868 году, году окончания обучения университета, вышли из печати еще две его научные статьи. Одна была посвящена морским губкам, где описывался новый вид, открытый им, вторая – посвящена сравнительной анатомии мозга хрящевых рыб и была основана на собственных полевых материалах.

   В 1869 году Николай Николаевич, презрев трудности и опасность, один отправился на Красное море, где изучал морские биоценозы коралловых рифов. Именно с этого времени Николай Николаевич проявил склонность проводить в одиночку свои полевые исследования, охватывая максимальный спектр явлений изучаемого объекта , это соответствовало независимому и мужественному характеру этого на вид хрупкого и болезненного человека.

 

 А.А. Мещерский и Н.Н. Миклухо-Маклай. Иена. 1870-е гг.

 

    В июле 1869 года Николай Николаевич, последолгого отсутствия, прибыл в Россию. В этом же году он участвовал во Втором съезде русских испытателей природы в Москве и был принят в ряды Русского географического общества (РГО), где он выступил с докладом о своем путешествии на Красное море.

  

    Миклухо-Маклай стремился исследовать совершенно неизученные области Земли. Таковой им был выбран остров Новая Гвинея. В 1870 году планы Николая Николаевича по изучению Австралии и Океании были одобрены Советом РГО, он получил финансовую поддержку, и в ноябре этого года отплыл на корвете «Витязь». Плавание было сложным и долгим, лишь 20 сентября 1871 года «Витязь» встал на якорную стоянку в заливе Астролябия близ берега Новой Гвинеи.

       Для Миклухо-Маклая была построена хижина на мысе Гарагаси между папуасскими деревнями Горенду и Гумбу, где он поселился вместе со слугами – шведским матросом Ульсоном и полинезийским мальчиком Боем (который вскоре заболел и умер). В первые же дни пребывания на берегу Новой Гвинеи Николай Николаевич один и без оружия посетил деревню папуасов Горенду.

 

  

    Его мужество и спокойное ненавязчивое поведение дало положительный результат. Как он сам писал в дальнейшем: «Я скоро понял, что моя крайняя беспомощность против сотен, даже тысяч человек была моим главным оружием, в отношениях своих с туземцами я строго наблюдал за собой, чтобы всегда даже малейшее данное мною обещание было исполнено, так что у папуасов явилось убеждение, выражаемое ими в трех словах и ставшее между ними родом поговорки – “балал Маклай худи”, что в переводе значит: слово Маклая одно»

     Вскоре папуас Туй, после того как Николай Николаевич излечил его от серьезной травмы головы, стал его другом и информатором. Такой стиль хладнокровного, но при этом доброжелательного поведения Николай Николаевич демонстрировал в дальнейшем при встречах с любыми аборигенами как Новой Гвинеи, так  и других территорий великого островного мира между Азией и Австралией.

    Поведение Миклухо-Маклая, резко контрастировавшее с поведением большинства других европейцев, создало ему среди папуасов славу большого человека (тамо боро-боро) и доброго духа. На базе его личности со временем стал складываться культ культурного героя.

 

 

  Николай Николаевич тщательно фиксировал и описывал все стороны здешней природы – изучал оригинальную флору и фауну этой особой части тропиков, вел метеорологические наблюдения.

        На этом побережье Новой Гвинеи, он был первым европейцем, проникшим в жизнь местного населения – жителей классической неолитической культуры, совершенно не затронутой влиянием культур иного уровня. Именно поэтому Миклухо-Маклая особенно интересовали все стороны культурной жизни местных аборигенов-папуасов: их ведение хозяйства, ремесла, орудия труда, семейные взаимоотношения, проведение праздников, связи между соседними и более отдаленными деревнями и т.п.

   Николай Николаевич изучал язык папуасов ближайших деревень. В это первое посещение Новой Гвинеи он прожил здесь 15 месяцев. Впоследствии эта территория получила название – Берег Маклая.

 

Вождь с острова Фиджи. 1870-е г.

Фотография из собрания Н.Н. Миклухо-Маклая

 

 Австралиец с бумерангом. 1880 год.

Фотография из собрания Н.Н. Миклухо-Маклая.

 

 

Ахмат, мальчик 12-и лет. Манила. 1873.

Фотография из собрания Н.Н. Миклухо-Маклая.

 

   Следующая экспедиция Миклухо-Маклая на Новую Гвинею  состоялась в  1873 году. На этот раз Николай Николаевич посетил западный берег Новой Гвинеи – территорию берега Ковиай, где уже чувствовалось негативное влияние малайских и моллукских купцов и пиратов, не брезговавших в том числе и работорговлей.

      Как следствие этого, вместо деревень, окруженных ухоженными земледельческими участками, как на берегу Маклая, он наблюдал здесь господство кочевого образа жизни аборигенов и развал хозяйственной земледельческой культуры. Николай Николаевич об этом писал: «Все эти жилища только временно обитаемы, и даже редко можно застать в них жителей. Все население скитается по заливам и бухтам в своих пирогах, оставаясь только несколько часов или дней в одной местности.

 

   Видимо первое посещение Новой Гвинеи, ее северо-восточной части, где уклад туземцев еще не был деформирован внешним влиянием, как первая любовь не могло изгладиться из памяти Николая Николаевича, и он еще дважды посещал берег своего имени. В 1876-1877 годах он провел здесь семнадцать месяцев, поселившись близ деревни Бонгу, продолжая изучать культурные и антропологические особенности как прибрежных, так и горных папуасов.

   Третий, последний визит Николая Николаевича на берег Маклая был очень кратким (17–23 марта 1883 года). Здесь его ждали печальные вести – многие его друзья, в том числе Туй, умерли. Деревня Горенду была брошена, Бонгу значительно уменьшилась в численности. Невзирая на это Николай Николаевич навсегда полюбил это место, где он полностью раскрыл свой талант исследователя и доброго человека.

  

         «Я чувствовал себя, как дома, и мне положительно кажется, что ни к одному уголку земного шара, где мне приходилось жить во время моих странствий, я не чувствую такой привязанности, как  к этому берегу Новой Гвинеи. Каждое дерево казалось мне старым знакомым». Местные жители просили его остаться жить сними.

        Миклухо-Маклай дважды (в 1880 и в 1881 годах) посещал также южный берег Новой Гвинеи, где он изучал местных папуасов, слегка затронутых поверхностным влиянием европейской культуры. Здесь уже работали некоторые европейские христианские миссии. В районе Торресова пролива, разделяющего северо-восточную Австралию с Новой Гвинеей, добывали жемчуг, что привлекало самых различных людей, в том  числе авантюристов. Кроме того, прошедшая недавно австралийская «золотая лихорадка» конца 40-х – начала 50-х годов того века, привела к появлению золотоискателей на южном берегу Новой Гвинеи, где однако золото не было найдено.

  

   Все это в определенной степени деформировало социальную жизнь местного населения. Антропологические исследования папуасов этих мест показали Николаю Николаевичу наличие здесь инорасовой примеси, но не европейской, а полинезийской. Таким образом, оказалось, что из всех регионов острова Новая Гвинея, исследованных Николаем Николаевичем, население берега Маклая оказалось наименее затронутым каким-либо внешним влиянием.

       Антропологические и этнологические исследования Миклухо-Маклая не ограничивались папуасами Новой Гвинеи. Он изучал многие, ранее мало неизученные, или совсем неизученные этнические группы архипелагов Меланезии, полуострова Малакка, а также филиппинского острова Лусон.

      В Австралии Николай Николаевич, так же как и на Новой Гвинее и в Океании, продолжал изучать антропологию аборигенов, в том числе собирая краниологический материал.

       Однако не только антропологические исследования занимали внимание Миклухо-Маклая. Он, будучи натуралистом широкого профиля,никогда не бросал и чисто биологические исследования, где главным его интересом было сравнительно-анатомическое изучение мозга позвоночных, начиная от хрящевых рыб (акул) до человека включительно. Попав в 1878 году в Австралию, он познакомился, а затем подружился с руководителем Линнеевского общества с доктором Вильямом Маклеей.

 

К.Г. Маковский. Портрет Н.Н. Миклухо-Маклая. 1882.

 

     Здесь же близ города Сиднея при поддержке правительственных кругов Австралии ему удалось открыть морскую биологическую станцию по изучению автохтонной фауны. И здесь же, в Австралии, Николай Николаевич встретил молодую вдову Маргарет Эмму Робертсон, которая влюбилась в него как говорится «с первого взгляда».

 

 

   Любовь оказалась взаимной и, преодолев сопротивление отца Маргарет, богатого и влиятельного Джона Робертсона, 27 февраля 1884 года состоялась свадьба Николая Николаевича. Венчание происходило по протестантскому обряду, хотя Миклухо-Маклай был православным и не отказывался от своего вероисповедания. Разрешение на эту брачную церемонию Николай Николаевич получил от самого российского императора Александра III, который всячески поддерживал русского путешественника.

   Деятельность Миклухо-Маклая не исчерпывалась научными исследованиями, он активно и самоотверженно боролся за гуманистическое отношение к населению экономически отсталого населения тропических регионов Земли.

     Наша российская антропологическая наука всегда стояла на позициях принципиального антирасизма и одним из ее предшественников по этому вопросу был Миклухо-Маклай. Как ученый-антрополог Николай Николаевич придерживался концепции единого происхождения человечества, научными аргументами доказывая несостоятельность полигенизма и отвергая представления, что некоторые расы (негроиды и австралоиды) представляют собой как бы переходные варианты от предковых форм к современному человеческому виду. Он защищал права коренного населения юго-восточной Азии и Океании, активно боролся против самого страшного и позорного явления в истории человечества – работорговли.

   Будучи гуманистом и политическим идеалистом, он пытался превратить Берег Маклая в своего рода этнографический заповедник, где он претендовал на роль правителя. В связи с этим Николай Николаевич безуспешно призывал Российскую администрацию к колонизации этой территории Новой Гвинеи.

  Позже он обращался к правительственным кругам Великобритании и молодой Германской империи с аналогичными предложениями. Однако мечтам Миклухо-Маклая не суждено было сбыться, в 1884 году территории северо-запада Новой Гвинеи в месте с частью Меланезийского архипелага были превращены в германскую колонию.

     Морально удрученный, тяжело больной Николай Николаевич вместе с женой и двумя малолетними детьми вернулся в Россию, где он 14 апреля 1988 года скончался в Санкт-Петербурге.

 

Карта — схема основных экспедиционных маршрутов Н.Н. Миклухо-Маклая на территории Юго-Восточной Азии и Океании.

 

     Несмотря на острый и наблюдательный ум, колоссальную трудоспособность, Николай Николаевич по характеру был идеалистом и очень непрактичным человеком, совершенно равнодушным к публичному почету, с пренебрежением относился к академической научной карьере.

    Наука – вот была единственным богом, которому он служил. Его антропологические и этнографические работы, посвященные народностям малоизученной в то время территории юго-за- падной Пацифики стали золотым фондом в здании нашей отечественной науки.

 

Памятный камень в Языково- Рождественском –

поставлен на месте усадьбы, где родился Миклухо-Маклай.Окуловский р-н Новгородской области. Место рождения.

 

 

Николай Николаевич Миклухо - Маклай

(1846- 1888)

     Следует  полностью  согласиться  с мнением исследователя жизни и творчества Н. Н. Миклухо-Маклая Д.Д. Тумаркина(2012), что Миклухо-Маклай был одним из последних ученых-натуралистов широкого профиля.

   Санкт-Петербургский этнолог Б.Н. Бутинов (1971) писал: «Путешественник – ученый – гуманист: эти три слова наиболее полно и точно выражают главное содержание всей жизни Николая Николаевича Миклухо-Маклая – жизни до обидного короткой, удивительно цельной и яркой.  

     К Николаю Николаевичу в полной мере подходит та характеристика, которую дал норвежский полярный исследователь Херальд Свердруп: «Он был велик как путешественник, более велик как ученый, и еще более велик как человек».

 

   В публикации использованы материалы и фото из открытых источников сети Интернет.

 

 Материал подготовила заведующая методико - библиографическим отделом Богородской ЦБ им Ф.Ф. Павленкова Захарова С.Н.


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.